«Быть еврейкой в 21 веке — осознанный вклад в себя»: как 26-летняя Анна идет нога в ногу со временем и чтит традиции своего народа

Всем привет! Меня зовут Анна Корчагина, я родилась и живу в Санкт-Петербурге. Мне 26 лет, и я — еврейка. Но узнала об этом я отнюдь не в раннем детстве. Впрочем, обо всем по порядку.





Как я поняла, чем хочу заниматься в будущем? Честно говоря, до сих пор пытаюсь это понять. Я выучилась на редактора в Санкт-Петербургском государственном университете промышленных технологий и дизайна. Но по специальности не работала. Работа редактора — это сплошные тексты и рукописи, бесконечная тишина. А мне, обладательнице экстравертного характера, хотелось какого-то драйва и постоянного движения.  Обожаю знакомиться, общаться, собирать вокруг себя людей и создавать такие условия, чтобы всем было комфортно.

Поэтому я с удовольствием работала в детских лагерях. Я была мадрихом — наставником, лидером группы. Не вожатой, а именно мадрихом. Вожатый, на мой взгляд, больше занимается организацией досуга без индивидуального подхода, в то время как мадриху важнее всего создать приятную атмосферу в группе.

В дальнейшем уже в санкт-петербургском филиале организации «Гилель» (а это крупнейшая молодежная еврейская организация, названная по имени мудреца Гилеля), я вскоре почувствовала себя на своем месте. В 2017 году я впервые побывала в Израиле, путешествовала в рамках образовательной программы для молодых людей с еврейскими корнями.


После этого «Гилель»  стал для меня «третьим местом». Поясню, что я имею в виду. Первое место — это дом, второе — это работа, ну а третье место — то, где вы находите себя и можете себя проявить.

Я начала там работать с июня 2018 года. Разрабатывала концепции мероприятий. У нас было множество различных программ: и образовательных, и личностного роста, и посвященных изучению языка. Мне запомнился масштабный проект «Моя семейная история». Мы организовывали семинар, куда приезжали ребята со всей России, и устраивали для них лекции и мастер-классы от людей, которые работают с архивами. Они делились своим опытом, чтобы ребятам было легче узнать в будущем историю своей семьи.

Сейчас я уже не работаю в «Гилеле», наши пути разошлись. Но я не ушла из организации как таковой, я просто оставила прежнюю должность, а со своими друзьями поддерживаю связь. Кроме того, я по-прежнему продолжу возить группы в Израиль, ведь это такой шанс познакомиться с разными и интересными людьми.

Я в этом вижу свою «мицву» — заповедь, что-то доброе и важное. Для меня она заключается именно в пробуждении в них интереса к своим корням, к своему пониманию себя в еврейском мире. Он ведь очень теплый, дружелюбный и открытый, этот мир.

Возможно, в будущем я попробую получить дополнительное образование. Например, психологическое. Всегда приятно и полезно знать какие-то инструменты взаимодействия с другой личностью, чтобы не обидеть, не сломать человека. Мне просто нравится находиться в процессе изучения чего-то, потому что стагнация — это самое неприятное, что может случиться с человеком.

В дальнейшем мне хотелось бы заниматься чем-то, что связано с коммуникациями, будь то коммуникация внутри большой компании или же еврейской общины.

«Попробуйте писать справа налево»

Как известно, иврит — это язык повседневного общения евреев. В прошлом это звание принадлежало идишу, который сильно напоминает немецкий язык по звучанию. Однако сегодня он уже вышел из употребления.

Я немного знаю иврит и продолжаю учить его онлайн с преподавателем в группе. Всегда приятно заниматься у того человека, который горит своей специальностью, и наша преподавательница заражает этим рвением всю группу. Иврит мне кажется очень красивым языком. Он и древний, и современный.

Пока иврит для меня сложен. Тяжело перестраиваться и привыкать читать и писать справа налево, а не слева направо, как в русском языке. Если раньше я бралась за какой-либо иностранный язык (например, испанский), то с моим хорошим знанием английского я не испытывала особых сложностей. Здесь все совершенно по-другому. Так что нужно «забыть» все остальные языки, чтобы погрузиться в иврит.

Люблю еврейскую музыку, мне нравятся современные израильские исполнители. Например, очень популярные в Израиле певица Noa Kirel и певец Mergui. А романтические поп-баллады Идана Янива я крутила еще в школьные годы. Иврит мелодичный и певучий, слушать песни на нем — сплошное удовольствие.

Мне нравится национальная литература, она дает представление о том, как евреи жили раньше. Среди любимых авторов Исаак Башевис-Зингер и Шолом-Алейхем. Сейчас читаю книгу Макса Даймонда «Евреи. Бог. История». Она рассматривает еврейскую историю с самого начала и рассказывает, как так получилось, что евреям удалось сохраниться, справиться с трудностями в двадцатом веке и не потерять себя, свои традиции и идентичность.

«Как будто торт Наполеон, но не он»




Я отмечаю еврейские праздники. Встречаю с друзьями Пурим (праздник, установленный в память спасения евреев от истребления их Аманом, любимцем персидского царя), Хануку (праздник света) и Рош ха-Шана — это еврейский Новый год. Моя семья не празднует эти даты, ведь моя мама росла и воспитывалась в те времена, когда в Советском Союзе любая религия не сильно приветствовалась, а ее проявления скрывались.

У меня в смартфоне всегда открыты два календаря: обычный и еврейский. Уже несколько лет из синагоги мне присылают еврейский календарь, и я всегда вешаю его на стену в любом офисе, где бы ни работала.

Еврейские праздники — это определенная последовательность действий и ритуалов. Учитывая, что я не религиозна, для меня это прежде всего сохранение традиций и напоминание о моих корнях. Но, например, к Шаббату (это седьмой день недели, он начинается в пятницу вечером) я дома готовлю две халы (и накрываю их специальным покрывалом, которое называется нахальница), а также виноградный сок (вино я не пью) и зажигаю свечи. Затем произношу в определенной последовательности благословения, читаю текст из Торы и пою особые песни — шаббатние пиюты. Вот это уже стопроцентная традиция, которая никуда не денется из моей жизни. На протяжении почти двух лет я проводила Шаббаты и, конечно, это уже вошло в привычку. Не могу представить пятницу без шаббатнего пиюта. И даже сейчас на карантине я либо присоединяюсь к онлайн-трансляциям, либо просто напеваю эти песни.

Также важной датой для меня является Йом-Кипур (судный день). В этот день на небесах будет принято решение, в какую книгу будет записана ваша душа: в Книгу Жизни или в Книгу Смерти. Все желают друг другу хорошей записи. И, как для кого-то ночь с 31 декабря на 1 января является символом грядущих перемен в новом году, так и для меня Йом-Кипур —  это своеобразный знак того, что пора перелистнуть страницу жизни.

Дела сердечные

На еврейской свадьбе я пока ни разу не была. Только играла невесту в спектакле, и мне нужно было встать под хупу (это такой «шатер» из балдахина на четырех столбах, под который еврейская пара становится во время бракосочетания) со своим «женихом».

Хупа — это очень красивая традиция. Сам балдахин символизирует еврейский дом, он со всех сторон открыт, и это означает радушие хозяев, готовых принять гостей. А то, что в нем нет мебели, также имеет значение. Ведь главное в любом доме — это не имущество, а люди, которые там живут. Если мой спутник жизни окажется евреем, то я бы скорее хотела, чтобы и моя свадьба прошла согласно традиции.

К вопросу о личной жизни. Главное в человеке — это его душа, а то, какой он национальности, для меня дело десятое. Последние пару лет я очень много времени провожу в еврейской общине, и мои ухажеры находятся внутри нее, так что какое-то отношение к еврейству они имеют. Но сейчас я буду посвящать еврейской общине меньше времени, так что посмотрим, что будет дальше. В любом случае я расскажу молодому человеку о том, какую роль для меня играет моя национальность, и буду приглашать его на мероприятия, чтобы познакомить с нашей историей и культурой. 

Битва со стереотипами


Люблю ходить в синагогу. Она у нас в Санкт-Петербурге потрясающе красивая! Если вы никогда не были в Большой Хоральной Синагоге, обязательно посетите ее. Мне о ней рассказывал дедушка, я там не была лет до 20, но посетив ее, испытала большой восторг. Точно так же я себя чувствовала, когда впервые подошла к Стене Плача в Израиле. Я подошла к ней, приложила руку и… Там настолько мощная энергетика, что ты подходишь к ней (какой бы ты ни был: религиозный или нет) и ощущаешь, что за тобой как будто стоят все поколения семьи, которые не смогли по какой-то причине сюда добраться. И они все выстраиваются за твоей спиной, ты чувствуешь эту связь между вами и понимаешь, что ты — нечто большее, чем единица в огромной вселенной. Ты — это часть истории своей семьи.

Каково — это быть еврейкой в 21 веке в России? Мне — нормально. Я горжусь своими корнями, я принимаю их, и для меня они важны. Я могу воспользоваться огромным количеством инструментов, которые мне расскажут, покажут, объяснят мою еврейскую принадлежность. Но для того, чтобы я дошла до этого этапа познания, в начале моего пути мне нужны были люди, которые меня направили.

Я знаю очень многих ребят, которые до образовательной программы даже не знали о своих еврейских корнях. Таких ребят очень много в странах СНГ, их мамы и папы выросли в СССР, где все это не афишировалось. Конечно, во взрослом возрасте у тебя уже есть какие-то установки в твоей голове. И когда тебе в этот пазл вставляют новую деталь о еврейских корнях, тебе может быть сложно жить с этим дальше. Поэтому важно найти единомышленников, а с их помощью — ответы на важные вопросы.

Думаю, что для того, чтобы в 21 веке еврейская община России продолжала существовать, необходимо продолжать заниматься самоидентификацией. Если мы не будем поддерживать общину, наши дети не смогут ничего узнать о себе и истории своего народа. И это касается вообще любой другой общины.

Говорят, что в Израиле проще быть евреем, чем за его пределами. В какой-то степени это так, ведь люди вокруг говорят на иврите, а еврейские праздники там считаются государственными. Ты живешь во всем этом, и никаких усилий прилагать не нужно. А уже за пределами Израиля дела обстоят иначе. Кто-то учит иврит, чтобы читать тексты на языке оригинала. Кому-то приходится приспособить свое жилище определенным образом, чтобы отмечать Шаббат, или взять отпуск на работе, если важный еврейский праздник не выпадает на выходной день.

Быть еврейкой в 21 веке — это определенный вклад в себя, который ты осознанно делаешь. В России я чувствую себя свободной, у меня есть возможность учиться и узнавать новое, отмечать праздники, ходить в синагогу, обсуждать это с друзьями — как евреями, так и нет. Так и должно быть.

Фото: личный архив, Getty Images

Источник: www.woman.ru