Как изменились обложки женского глянца за последние 10 лет

В этом году BURO. отмечает 10 лет. В 2011-м мы заявили себя как издание для миллениалов, посвященное моде, красоте и стилю жизни нового космополитичного поколения, которое перемещалось между физическими и символическими границами. За 10 лет это поколение выросло — также, как и BURO. Теперь это целое международное движение, куда входит 10 сайтов, которые, кроме России и Великобритании, работают в Мексике, Украине и Монголии. Под брендом BURO. открываются рестораны и бьюти-студии, а также ежегодно проходят фестивали, выставки и реализуются многие другие инициативы.

Сегодня BURO. в рамках десятилетия запускает серию материалов, в которых будет рассказывать, как изменилась бьюти-индустрия за это время. Стартуем с отчета о переменах, которые произошли на самых важных страницах глянца

БОДИПОЗИТИВ



«У меня есть целлюлит. И что?» — спрашивает Ким Кардашьян с обложки американского Cosmopolitan, вышедшего в свет в мае 2011-го. На фото Ким по-прежнему выглядит идеально. Но одного выноса про наличие целлюлита у звезды из телека в то время уже было достаточно, чтобы читатель взорвал себе мозг. Тогда с целлюлитом боролись преимущественно обычные женщины — и то где-то в глубинах номера, между рубриками «Отношения» и «Психология».

Параллельно с этим британская версия журнала выносит на обложку анонс подборки нарядов для читательниц с формами. На обложку, украшенную фотографией знойной певицы Рианны. Сегодня подобного малодушия глянцу уже не прощают, поэтому случаются перегибы. Ярчайший пример: манифест «This Is healthy», который тот же британский Cosmopolitan объявил в прошлом месяце. Красивые слова, обращенные к героине размера плюс, пропагандирующей употребление марихуаны во время занятий йогой, люди сочли лицемерием.


БЕРЕМЕННЫЕ ГЕРОИНИ




«Беременная обложка» — распространенный жанр съемки. Такая есть даже в портфолио у Патрика Дэмпси — актер позировал для журнала Life, прижавшись к животу жены. Только если раньше женская пресса — от Marie Claire до Elle — для вдохновения использовала фото голой Деми Мур авторства Vanity Fair из 1991-го, теперь подобные фото делают скорее модно, чем эротично. Показывая тем самым, что быть беременной не значит носить балахоны (Эмма Робертс с обложки американского Cosmopolitan в розовом костюме с кроп-топом не даст соврать).

Кроме того, беременность стали позволять даже супермоделям, которых раньше звали на съемки только после полного восстановления формы. За редким исключением. Амбассадора Victoria’s Secret Роми Стрейд на последнем сроке снял голландский Vogue. Джиджи Хадид позирует для главного — американского — Vogue, едва оправившись от родов, а на страницах журнала рассказывает про материнство.



МУЖЧИНЫ В ЖЕНСКОМ 




Стараниями глянца каждая девушка мечтает стать девушкой с обложки. В год создания нашего сайта конкурировать условной девушке приходилось с другими такими же девушками. А теперь в игру вступили мужчины, одетые в женские наряды. Высший пилотаж устроил консервативный американский Vogue: в 2020-м впервые за 127 лет существования журнал поместил на обложку мужчину – музыканта Гарри Стайлза. Парикмахер и ведущий популярного в США шоу Queer Eye, Джонатан Ван Несс, с тем же самым инфоповодом дебютировал годом раньше. 


ЛГБТ+ 




Летом 2015-го великосветский Vanity Fair стал самым обсуждаемым журналом в мире. С его обложки сдержанно улыбалась Кейтлин Дженнер, а единственный вынос гласил: «Зовите меня Кейтлин». Месяцем ранее, будучи формально еще Брюсом Дженнером – отцом Кайли и Кендалл из семейства Кардашьян – звезда сделала каминг-аут как трансгендер. С того момента индустрия изменилась навсегда – впервые голос трансгендеров прозвучал с обложки уважаемого глянца. 

Спустя 5 лет на этот шаг решился и российский Tatler, выбрав героиней номера светскую даму Наташу Максимову. «Меня зовут Наташа», – написали они крупными буквами. Стоит ли уточнять, что для России это очень смелый шаг.



БЕЗ РЕТУШИ (НЕТ)




Как бы многоуважаемые издания не рекламировали нам бодипозитив и стопроцентную натуральность, фотографии они все еще корректируют. Почему это не так заметно? Программы для ретуши совершенствуются параллельно с качеством укладок и макияжа от звездных мастеров. Сам образ современности – девушка без кринжовых ногтей и соболиных ресниц, с мягкой текстурой волос и здоровой кожей – на вкус привыкших к маскараду выглядит нейтрально. Уровень визажистов и парикмахеров действительно позволяет им работать так, чтобы ретушировать было практически нечего. В районе головы. А вот тела даже у моделей категории плюс-сайз обычно подозрительно гладкие. 


ВСЕ ВКЛЮЧЕНЫ 




Сложно поверить, но еще в начале 2010-х всех афроамериканок в фэшн-индустрии представляли не более десятка женщин, а до обложек добралось и того меньше. Из тех, чьи имена вам точно известны, – это Наоми Кэмпбелл, Тайра Бэнкс, Иман. Равновесие восстановила обложка, выпущенная к 125-летию американского Vogue, где появились модели разной этнической принадлежности. А следом много других обложек участием women of color. 

В тот же год еще одна обделенная должным вниманием категория героинь – женщины зрелого возраста – наконец, показались миру во всей красе своих лет. Вспомните ли вы обложки с участием Мэрил Стрип и Хелен Миррен? Теперь да. 



Источник: www.buro247.ru